Мировые энергетические войны

В апреле 2017 года президент США Дональд Трамп подписал указ, разрешающий добычу нефти и газа на шельфе. Этим он отменил запрет Барака Обамы, который тот издал после аварии в Мексиканском заливе. Хотя глобальные последствия апрельского распоряжения проявятся в диапазоне 3-5 лет, уже сейчас можно говорить о планах Америки завоевать господства и в энергетической сфере.

Что происходит с нефтью

После обвала цен 2014-15 годов количество буровых установок на сланцевых песках сократилось с 1700 до 300. В сочетании с решениями ОПЕК по искусственному сокращению добычи это позволило вернуть котировки выше $50 за баррель.

Однако при такой цене сланцевая нефтедобыча вновь стала рентабельной, и количество буровых резко выросло, до 700 штук. Это привело к росту запасов и снижения цены до $45. В результате усилия ОПЕК по дальнейшему ограничению производства теряют смысл. Происходит перераспределение рынков сбыта, которые занимают американцы. При этом они получают:

  • наполнение бюджета за счет аренды месторождений;
  • сотни тысяч рабочих мест;
  • присутствие в регионах, где раньше доминировали другие страны.

Уже построен терминал по приму сжиженного газа в Прибалтике, заключены контракты на поставку в ЕС и Азию.

мировые энергетические войны

Дальнейшие перспективы

В ближайшее время нет рисков резкого снижения нефтяных котировок, вероятность падения ниже уровня рентабельности в $40 весьма мала. Однако после того, как на шельфе в полную мощь заработают насосные станции, ситуация может в корне поменяться.

Разведанные здесь запасы составляют 90 млрд. баррелей нефти и до 9 трлн. кубометров природного газа, что примерно равно полугодовому мировому потреблению. Когда данная продукция хлынет на рынок, предсказать его динамику будет сложно. Но есть еще одна проблема, которая заключается в состоянии мировой экономики.

Если к 2023 году она выйдет из рецессии, то и спрос на энергоносители повысится. И тогда дополнительные объемы окажутся как нельзя кстати.